14 квітня 2017

Кризис антикоррупционных органов. Тенденции и пути решения

  Конфликт, который разворачивается вокруг НАПК, свидетельствует о нарастании кризиса всей системы антикоррупционных органов. Причем кризис имеет системный характер, и выход из него потребует изменений всей антикоррупционной системы страны.

  Последние данные международной аудиторской компании Ernst&Young, где Украина оказалась на первом месте среди самых коррумпированных развивающихся стран мира, лишь очередной раз указали на глубокий кризис, в котором находится антикоррупционная политика нашего государства.

  Деятельность создаваемой и действующей системы антикоррупционных органов – НАБУ, НАПК, САП – пока не имеет ощутимого позитивного влияния на ситуацию в этой сфере общественно-государственных отношений, по крайней мере, в глазах международных аудиторов.

  Более того, сами антикоррупционные органы переживают пик кризиса, выход из которого пока не просматривается.

  Такое положение дел сложилось в результате сразу нескольких составляющих предпосылок:

– во-первых, незавершенность формирования самой антикоррупционной системы; – во-вторых, заложенные на этапе законодательного оформления и формирования самих органов организационные "бомбы";

– в-третьих, конфликт по линии общественные организации-оппозиция-власть.

  В силу незавершенности формирования системы антикоррупционных органов не может в полную силу заработать НАБУ. Его глава Артем Сытник не раз говорил, что деятельность его ведомства крайне ограничена по причине отсутствия антикоррупционных судов. Фактически, без эффективных непредвзятых судов это ведомство невольно превращается в генератор громких пиар-поводов без конкретных судебных приговоров.

  Так, по данным НАБУ, среди 57 дел, которые НАБУ и САП направили в суд, судьи за более чем год вынесли решение только в 17 делах, а в 18 случаях судебное разбирательство вообще не было начато.

  Кроме того, уже продемонстрировал свою неэффективность и квотный принцип формирования антикоррупционных органов.

  Такой подход стал своеобразной организационной "бомбой" в деятельности Национального агентства по предотвращению коррупции (НАПК). И эта самая "бомба" эффектно "рванула" во время проведения агентством второго этапа э-декларирования.

  Напомним, в соответствии с законом "О предотвращении коррупции" НАПК – это коллегиальный орган, состоящий из пяти членов. Этих членов избирает конкурсная комиссия, которую формируют Верховная Рада, Кабмин, президент и общественные организации. Такой способ, по мнению законодателя, должен был стать залогом профессиональности и дистанционирования от центров политического влияния.

  Как показала практика, в результате все получилось с точностью наоборот. А пострадала от этого репутация всей антикоррупционной политики государства в глазах и населения, и международного сообщества.

  Показательным в этом плане стало выступление в Верховной Раде главы НАПК Натальи Корчак и последовавшее за ним голосование в самом НАПК решения о ее отставке.

  Именно по характеру вопросов и критики в зале парламента можно было с очевидностью проследить, на кого из членов НАПК какая политическая сила влияет, контролирует или поддерживает. Голосование же в самом агентстве за отставку с поста главы тоже показало расклад сил.

  Квотность и коллегиальность породили не качество и профессионализм – а конфликты, ангажированность и политизированность.

  В целом, все это свидетельствует о неспособности НАПК в дальнейшем эффективно работать и принимать решения. По сути, договориться они могут, только когда появляется вопрос о распределении премий в размере по 200 тысяч гривен каждому.

  При этом законные инструменты исправить сложившуюся вокруг НАПК ситуацию – отсутствуют. Закон выписан так, что возможностей для переформатирования состава агентства нет.

  Фактически, мы можем так и не увидеть эффективную работу ведомства по причине внутренней конфликтности и политической ангажированности.

 Стремление к коллегиальности и независимости породило абсолютную безответственность.

  Остается только полностью переписывать закон, особенно в части назначения его состава и контроля его деятельности.

  Как показывает опыт того же НАБУ, нужно отказываться от коллективного управления в НАПК – а сосредоточиться на одном руководителе, который бы мог отвечать за свою роботу и работу вверенного ему органа. А не заявлять, как Наталья Корчак, что она всего лишь глава с ограниченными полномочиями, и поэтому не может контролировать все процессы, которые происходят в ее ведомстве.

  Еще об одной кризисной тенденции в сфере борьбы и противодействия коррупции в стране свидетельствует политический конфликт по линии власть-оппозиция, и общественные организации – власть.

  Особенно это показательно проявилось во время выбора аудитора НАБУ от Верховной Рады.

  Желание парламентского большинства и некоторых общественных организаций ультимативно, любыми методами, продавливать исключительно свое решение нивелирует и дискредитирует саму антикоррупционную политику, делая ее, вместо инструмента борьбы с коррупцией, площадкой для нагнетания дополнительного противостояния в обществе.

  Несмотря на незавершенность создания системы антикоррупционных органов, уже сейчас назрела очевидная необходимость, как говорится, на ходу проводить "ремонт" созданных антикоррупционных органов.

  И в части порядка формирования, и в части подотчетности и подконтрольности.

  И, по-моему, пора принципиально ставить вопрос: нужна ли нам разрозненная система антикоррупционных органов? Или, все-таки, нужно создать полноценный единый антикоррупционный центр?